Размышления Кандинского о цвете, духовности и предназначении искусства

9

9403
22-02-2012

Размышления Кандинского о цвете, духовности и предназначении искусстваВасилий Кандинский — великий русский живописец, график, теоретик, основоположник абстракционизма. Помимо шедевров изобразительного творчества, Кандинский известен еще и своими эстетическими философскими воззрениями. В течение нескольких лет художник записывал все свои мысли, наблюдения, результаты душевных переживаний. В результате этого мы имеем возможность узнать мнение выдающегося человека по многим вопросам, касающихся как базисных жизненных вещей, так и имеющих непосредственное отношение с к изобразительному искусству.

 
 

Посмотреть картины Василия Кандинского вы можете в посте Энергичные линии и ожившие краски на картинах Василия Кандинского. А почитать его теоретические и философские высказывания вы можете в замечательной книге Точка и линия на плоскости. Ниже я привожу отрывки из этой книги.

 
 

1. О современном в искусстве
Каждый культурный период создает свое собственное искусство, которое не может быть повторено. Стремление вдохнуть жизнь в художественные принципы прошлого может в лучшем случае вызвать произведения, подобные мертворожденному ребенку. Мы не можем ни чувствовать, как древние греки, например, ни жить их внутренней жизнью.

 
 

Такое подражание похоже на подражание обезьян. С внешней стороны движения обезьяны совершенно сходны с человеческими. Обезьяна сидит и держит перед собой книгу, она перелистывает ее, делает задумчивое лицо, но внутренний смысл этих движений совершенно отсутствует.

 
 

2. О реакции на произведения искусства
В настоящее время зритель хочет найти в художественном произведении или чистое подражание природе, которое могло бы служить практическим целям (портрет, например), или подражание природе, содержащее известную интерпретацию: «импрессионистская» живопись, или же, наконец, облеченные в формы, природы душевные состояния (то, что называют настроением).

 
 

Все такие формы, если они действительно художественны, служат своему назначению и являются духовной пищей, особенно когда зритель в своей душе находит с ними созвучие. Разумеется, такой отклик не должен оставаться пустыми или поверхностными, а наоборот «настроение» автора произведения может углубить и возвысить настроение зрителя.

 
 

Такие произведения во всяком случае ограждают душу от вульгарности. Они поддерживают ее на определенной высоте, подобно тому, как настройка поддерживает на надлежащей высоте струны музыкального инструмента. Однако, утончение и распространение этого звучания во времени и пространстве, все же остается односторонним и возможное действие искусства этим не исчерпывается.

 
 

3. Об опасностях для художника
Толпа бродит по залам и находит, что полотна «милы» и «великолепны». Человек, который мог бы сказать что-то, ничего человеку не сказал, и тот, кто мог бы слышать, ничего не услышал. Это состояние, искусства называется I’art pour l’art. Это уничтожение внутреннего звучания, звучания, являющегося жизнью красок, это сеяние в пустоту сил художника, есть «искусство для искусства».

 
 

За свою искусность, за дар изобретательности и дар восприятия художник ищет оплату в материальной форме. Его целью становится удовлетворение честолюбия и корыстолюбия. Вместо углубленной совместной работы художников возникает борьба за эти блага. Жалуются на чрезмерную конкуренцию и на перепроизводство. Ненависть, пристрастное отношение, кружковщина, ревность, интриги являются последствиями этого бесцельного материалистического искусства.

 
 

4. О треугольнике духовности
Большой остроконечный треугольник, разделенный на неравные части, самой острой и самой меньшей своей частью направленный вверх — это схематически верное изображение духовной жизни. Чем больше книзу, тем больше, шире, объемистее и выше становятся секции треугольника.

 
 

Весь треугольник медленно, едва заметно движется вперед и вверх, и там, где «сегодня» находился наивысший угол, «завтра» будет следующая часть, т.е. то, что сегодня понятно одной лишь вершине, что для всего остального треугольника является непонятным вздором — завтра станет для второй секции полным смысла и чувства содержанием жизни.

 
 

На самой вершине верхней секции иногда находится только один человек. И те, кто к нему ближе всего, его не понимают. Они возмущенно называют его мошенником или кандидатом в сумасшедший дом. Так, поруганный современниками, одиноко стоял на вершине Бетховен.
Сколько понадобилось лет, прежде чем большая секция треугольника достигла вершины, где Бетховен когда-то стоял в одиночестве. И так ли уж много людей действительно поднялось на эту вершину?

 
 

5. О воздействии цвета
Скольжение нашего взора по покрытой красками палитре приводит к двум главным результатам. Во-первых, осуществляется чиста физическое воздействие цвета, когда глаз очарован его красотой и другими его свойствами. Зритель испытывает чувство удовлетворения, радости, подобно гастроному с лакомым куском во рту. Или же глаз испытывает раздражение, какое мы ощущаем от острого блюда.

 
 

Эти ощущения затем угасают или утихают, как бывает, когда коснешься пальцем куска льда. Во всяком случае все эти ощущения физические и, как таковые они непродолжительны. Они также поверхностны и не оставляют после себя никакого длительного впечатления, если душа закрыта.

 
 

Во-вторых, тогда налицо второй главный результат наблюдения — психическое воздействие цвета. В этом случае обнаруживается психическая сила краски, она вызывает душевную вибрацию. Так первоначальная элементарная физическая сила становится путем, на котором цвет доходит до души. Является ли это второе воздействие действительно прямым, или же достигается путем ассоциаций, это остается, возможно, под вопросом.

 
 

Так как душа в общем крепко связана с телом, то возможно, что душевное сильное переживание путем ассоциации вызывает другое, ей соответствующее. Например, красный цвет может вызвать душевную вибрацию, подобную той, какую вызывает огонь, так как красный цвет есть в то же время цвет огня. Теплый красный цвет действует возбуждающим образом; такой цвет может усилиться до болезненной мучительной степени, может быть, также и вследствие его сходства с текущей кровью.

 
 

6. О предназначении искусства
Живопись есть искусство, и искусство в целом не есть бессмысленное созидание произведений, расплывающихся в пустоте, а целеустремленная сила; она призвана служить развитию и совершенствованию человеческой души — движению треугольника. Живопись — это язык, который формами, лишь ему одному свойственными, говорит нашей душе о ее хлебе насущном; и этот хлеб насущный может в данном случае быть предоставлен душе лишь этим и никаким другим способом.

 
 

Если искусство уходит от этой задачи, остается пустое место, ибо нет силы, могущей заменить искусство. И всегда, во времена, когда душа живет жизнью более интенсивной, оживает и искусство, так как душа и искусство связаны друг с другом взаимодействием и взаимосовершенствованием.

 
 

А в периоды, когда душа из-за материалистических воззрении, неверия и вытекающих отсюда чисто практических стремлений одурманивается и становится запущенной, возникает взгляд, что «чистое» искусство дается людям не для особых целей, а бесцельно, что искусство существует только для искусства.

 
 

Тут связь между искусством и душой наполовину анестезирована. Это, однако, чревато последствиями, так как вскоре художник и зритель (которые сообщаются между собой с помощью душевного языка) больше не понимают друг друга, и зритель поворачивается к художнику спиной или смотрит на него как на фокусника, внешняя ловкость и изобретательность которого вызывают восхищение.

Оцените, пожалуйста, статью!
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(0 голосов, в среднем: 0 из 5)
  • Короткая ссылка на этот пост: http://www.designonstop.com/?p=6588
  • Получать обновления:

  • Поддержать DesingNonstop рублём!

Написать комментарий с помощью формы ВКонтакте

Написать комментарий с помощью формы Facebook

Написать комментарий с помощью формы Facebook

Комментариев 9 комментариев

Сильные размышления. Смелые, дерзкие, прямые и не заточенные под толпу мысли.

Яркие ассоциации и сравнения! Особенно с треугольником и с «искусством ради искусства».

Кандинский уверенно подтверждает, что искусство от того и искусство, что должно будоражить, «взрывать мозги», царапать душу и жечь. «Жечь, сжигать», царапать и двигаться дальше, оставляя в душе, как на спине от очень эмоциональной любовницы, следы ногтей и огромные волдыри в памяти от прикосновений!
И он, как никогда, стократно прав и своевременен!!!

Спасибо Тебе, Наташ, за очередное упоминание!)

Ух, взорвала и колыхнула блоговскую идиллию стилей «мимими»!))

ОтветитьОтветить

@Danidar:
Пожалуйста! Всегда рада твоему присутствию. Твои комментарии как всегда глубокомысленны и интересны. Кстати, как раз накануне специально разбиралась с тем, что же значит мимими стиль 🙂

ОтветитьОтветить

И я принадлежу к тем, кто приветствует нехитрую идею искусства ради искусства.

ОтветитьОтветить

@Евгений Сусманович:
Возможно, что здесь путаница в терминологии. Никогда не поверю, что творческий человек может смотреть на произведение искусства не испытывая отклика в душе. Да и никому не нужного искусства по-моему не бывает… А что по-вашему значит искусство ради искусства? ))

ОтветитьОтветить

@Наташа Клевер: ты совершенно права, Наташенька, здесь путаница понятий. Кандинский употребил термин I’art pour l’art в своем контексте: искусство ради себя самого, материалистичное, замкнутое на своих корыстных интересах, чисто внешнее подражание, без внутреннего смысла, в отрыве от истинных духовных, общечеловеческих целей. То есть он призывал, чтобы искусство было ради совершенствования души, а не просто так, само по себе. Вот такой последний идеалист. ))

Иначе, определение «искусство ради искусства» имеет другое значение — чистое, свободное искусство, независимое ни от чего: ролей, целей, ценности, смысла, понимания или непонимания публики, существующее само по себе. То есть искусство для искусства. А не для: своего дома, музея, чувства превосходства, эстетического наслаждения, продажи, просвещения, манипуляции, власти, красоты и так далее. Только искусство ради искусства.

А что означает «мимими стиль» я так и не поняла. ))

ОтветитьОтветить

@Maria Trudler:
Спасибо Машенька за разъяснение. То есть получается, что в Кандинский говорил как раз об искусстве, как тупике, замкнутом пространство. А Евгений скорее всего подразумевал искусство как самовыражение без оглядки на что-либо. Такая трактовка мне понятна ))

По поводу мимими… Есть такой персонаж современного мультика, этакое пушистое очарование, которое свой восторг выражало исключительно возгласами мимими. http://www.youtube.com/watch?v=w1FRxBVQmYA И теперь если видят что-то умилительно-восторженное, типа котиков, собачек итд, то тоже говорят мимими. Есть еще современные аналоги типа няшно, пусечка, ути-пути, ну в общем сама понимаешь о чем идет речь ))

ОтветитьОтветить

@Наташа Клевер: Ой, спасибо большое, Наташенька! Мультик посмотрела, все поняла. Теперь знаю, как называть подобную живопись, очень популярную, кстати. Вообще, мимими — это массовое явление. В духовном треугольнике Кандинского где-то внизу находится — всем понятно. ))

Да, да, все точно, как ты сказала. Кандинский призывал к чему-то еще более высшему, чем к искусству ради себя самого. Призывал выйти из тупика.

ОтветитьОтветить

@Наташа Клевер: да, я подразумевал именно это (и, признаться, всегда думал, что это общепринятое понимание оборота, а вот Маша ещё рассказала).

ОтветитьОтветить

@Евгений Сусманович:
Это не только Маша, это у Кандинского в шестом пункте, абзацы 3 и 4 говорится о «чистом» искусстве, как о тупике. Это и ввело в заблуждение. ))

ОтветитьОтветить

Написать комментарий с помощью обычной формы блога

Не пишите пожалуйста всякую ерунду и критику, все-равно все удалю. Спасибо за комментарий!

83 queries in 0,586 seconds.